Интервью с участниками открытого семинара 2014 г.

collageНа экономическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова 5 и 6 ноября состоялся открытый семинар новой лаборатории Экономики деградации земель. Всего полтора месяца назад было подписано соглашение с Российским научным фондом, и вот уже люди, стоящие у истоков новой лаборатории, проводят открытый семинар, чтобы поделиться планами, замыслами, озвучить программу работ и представить первые результаты работы. На встречу пришли коллеги и студенты с разных факультетов МГУ, из Почвенного института имени В.В. Докучаева, из Тимирязевской сельскохозяйственной академии, представители Министерства сельского хозяйства и Министерства природных ресурсов РФ. Вопросы участникам задавал редактор блока «Наука и техника» новостного портала Lenta.ru Артем Космарский.

На экономическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова 5 и 6 ноября состоялся открытый семинар новой лаборатории Экономики деградации земель. Лаборатория была организована на базе факультета почвоведения МГУ с участием экономического факультета МГУ и Почвенного института имени В.В. Докучаева в рамках гранта Российского научного фонда (РНФ) на создание новых лабораторий. Конкурсы РНФ стали важнейшим событием уходящего года в научном мире, позволившим многим коллективам начать серию исследовательским работ по фундаментальным и прикладным проблемам наук. Конкурс проводился по пяти номинациям: индивидуальные проекты, поддержка существующих лабораторий, создание новых научных лабораторий, международные исследования и поддержка комплексных научных программ организаций. Конкуренция была очень жёсткой: так, в конкурсе по организации новых лабораторий было всего 38 победителей на всю страну по всем областям знаний. Один из победивших проектов называется «Контроль деградации земель в Евразийском регионе», и выполняется он на базе новообразованной лаборатории Экологии деградации земель. Всего полтора месяца назад было подписано соглашение с Российским научным фондом, и вот уже люди, стоящие у истоков новой лаборатории, проводят открытый семинар, чтобы поделиться планами, замыслами, озвучить программу работ и представить первые результаты работы. На встречу пришли коллеги и студенты с разных факультетов МГУ, из Почвенного института имени В.В. Докучаева, из Тимирязевской сельскохозяйственной академии, представители Министерства сельского хозяйства и Министерства природных ресурсов РФ. Вопросы участникам задавал редактор блока «Наука и техника» новостного портала Lenta.ru Артем Космарский (по техническим причинам интервью не было опубликовано)
Сергей Алексеевич Шоба, член-корреспондент РАН, декан факультета почвоведения МГУ. Мне очень приятно было открывать этот семинар. В этом проекте объединились почвоведы и экономисты, чтобы продвинуться в решении проблемы деградации земель. Не секрет, что деградации почвенного покрова уделяется на удивление мало внимания в современном мире, а ведь уже подсчитано, что к 2050 году недостаток земельных ресурсов станет существенным ограничивающим фактором в обеспечении продовольственной безопасности.
Вопрос (В): На чём основана экономика деградации земель?
СШ: Экономическая оценка позволяет оценить прямой и косвенный ущерб от деградации земель: к прямому относятся потери от недополученного урожая, а к косвенному – от потери почвой экологических функций (в западной литературе в последнее время используется термин «экологические услуги»). То есть почва рассматривается не только как основа земледелия, но и как функционирующая система, которая поглощает углерод из атмосферы, обеспечивает качество воды и поддерживает биологическое разнообразие. Нам, почвоведам, этот взгляд близок: ведь почвоведение развивалось как экосистемная наука. Особенно большой вклад в формирование экологического почвоведения внёс основатель нашего факультета академик Глеб Всеволодович Добровольский, столетие со дня рождения которого мы будем отмечать в следующем году.
В: В чём смысл экономической оценки деградации почв?
СШ: Земельные ресурсы подвергаются многочисленным воздействиям со стороны человека, не всегда благоприятным. Происходит множества негативных, деградационных процессов. Все они выражаются по-разному, в разных физических величинах. Например, потери почв при эрозии выражаются в тоннах потерянного вещества с гектара, засоление почв выражается в концентрациях солей, а некоторые виды деградации не имеют ясных количественных определений. Экономическая оценка позволяет привести все многочисленные процессы к единому – денежному – эквиваленту. Но наш союз с коллегами-экономистами ценен для нас не только с точки зрения прогресса науки, но и с практической точки зрения. Ведь людям гораздо проще объяснить важность бережного отношения к почвам, если ущерб от неправильного хозяйствования выражается в конкретных денежных суммах.
В: А насколько актуальна работа по исследованию деградации земель в России? Насколько я знаю, с начала 90-х годов огромные территории сельскохозяйственных угодий были выведены из оборота, фактически заброшены. Может быть, имеет смысл сначала разобраться с миллионами гектар пустующих полей?
СШ: Вы правы, с 1991 года было заброшено около 70 миллионов гектаров сельскохозяйственных земель. Но надо представлять, что сельское хозяйство под давлением рыночных механизмов ушло из регионов, где были неблагоприятные климатические условия или недостаточные трудовые ресурсы, или бедные деградированные почвы. Сельское хозяйство России не исчезло, оно сконцентрировалось в наиболее благоприятных для него по почвенно-климатическим показателям регионах. Мы сейчас должны особенно громко говорить о деградации почв, потому что из-за перераспределения сельскохозяйственной активности резко возросла нагрузка на самые плодородные почвы страны, прежде всего на чернозёмы юга Русской равнины. Наша задача – сохранить это богатство, предотвратить потери ценнейших пахотных земель в результате деградации.
В: Что могут сделать научные организации и университеты для того чтобы сберечь земельные ресурсы России?
СШ: Мы уже сделали довольно много. Прежде всего, наша задача – адекватно отражать почвенные ресурсы России и их состояние. Для этого нашим факультетом в содружестве с Почвенным институтом им. В.В. Докучаева была создана почвенно-географическая база данных по почвам России. Она постоянно пополняется и совершенствуется. Мы совершенствуем и методы оценки деградации почв; в этом отношении инновационные подходы, предлагающиеся в проекте новой лаборатории Экономики деградации земель, должны внести существенный вклад в создание экспертных систем, облегчающих принятие управленческих решений на всех уровнях.
Своими соображениями поделился Сергей Викторович Киселев, Директор Аграрного центра МГУ, заведующий кафедрой агроэкономики Экономического факультета МГУ, который также участвует в проекте.
В: Ситуация с состоянием земель остается во всем мире, в том числе и в России, остается сложной. Что можно сказать о текущем положении?
СК: Прежде всего, надо отметить, что само понятие деградации земель можно рассматривать с разных точек зрения. С естественно-научной позиции, это состояние почв. И оно не улучшается. По официальным оценкам, порядка 35% пашни относится к кислым почвам. Более 30% имеет низкое содержание гумуса. Это существенно снижает эффективность минеральных удобрений и других затрат. Но есть и другая сторона деградации – производственно-техническая и экономическая. В частности, перевод земель из категорий интенсивно используемых (пашня, посевные земли) в категорию экстенсивно используемых (сенокосы, например) или просто в угодья, зарастающие кустарником и лесом. Так, если сравнить посевные площади в 1990 г. и сейчас, то они сократились на 40 млн. гектаров. Более 3 млн. гектаров пашни находится ежегодно в Фонде перераспределения, и не используется. Величина сельскохозяйственных угодий в этом фонде в 3,5 раза выше.
В: Мы возвращаемся к вопросу, который я задал Сергею Алексеевичу Шобе. Имеет ли смысл возвращать все заброшенные земли в оборот?
СК: Конечно, нельзя говорить об экономической и экологической целесообразности восстановления всех посевных площадей. Многие из них нельзя использовать для посевов по объективным причинам (эродированность, неэффективность и пр.). Но, тем не менее, для больших площадей можно говорить о деградации в степени использования угодий с производственной и экономической точки зрения. Наша оценка, что из почти 40 млн. гектаров земли, не используемой для посевов, в интенсивное использование без ущерба для экологии можно возвратить от 10 до 15 млн. гектаров. Это включает в себя и более 3 млн. гектаров из Фонда перераспределения.
Есть еще мелиорированные угодья. И здесь ситуация не благостная. Сокращается их общая площадь, при этом расширяются неиспользуемые мелиорированные земли. В целом, биоклиматический потенциал России позволяет резко увеличить сельскохозяйственное производство - в 2 – 2,5 раза. Но для этого должно быть эффективное и оптимальное сочетание трех факторов производства – земли, труда и капитала.
Мы побеседовали также с профессором Александром Сергеевичем Яковлевым, заведующим кафедрой Земельных ресурсов факультета почвоведения МГУ, руководителем проекта «Контроль деградации земель Евразийского региона».
В: Скажите, пожалуйста, какие задачи ставите Вы перед собой при реализации проекта?
АЯ: Нам бы не хотелось, чтобы мы ограничились простым научным исследованием, результаты которого будут опубликованы в журнальных статьях и монографиях. Это, конечно, хорошо и нужно. Но надо, чтобы нас услышали и люди, принимающие решения. Поэтому мы пригласили на наш семинар представителей профильных министерств и ведомств. Я сделал доклад на семинаре, в котором попытался уточнить и конкретизировать научное и правовое толкование понятий деградации почв и земель с позиций, принятых в Земельном кодексе и в Законе об охране окружающей среды. Мы рассматриваем возможность применения показателей, характеризующих экологические функции почв и земель, в качестве основы для качественной и количественной оценки и нормирования их экологического состояния. Так что я надеюсь, что в итоге наших работ появятся не только научные публикации, но и вполне конкретные рекомендации и предложения для администраторов и законодателей.
Следующий наш собеседник – заведующий новой лабораторией Экономики деградации земель, профессор факультета почвоведения МГУ Олег Анатольевич Макаров.
В: Как Вы считаете, какие фундаментальные и прикладные научные вопросы может решить Ваша лаборатория?
ОМ: Создание лаборатории Экономики деградации земель позволит подойти к решению важной научно-практической задачи – гармонизации отечественных и мировых (зарубежных) подходов к экономической оценке деградации земель.Следует напомнить, что в отечественных исследованиях и в практике российского землепользования применяется несколькоподходов к оценке потери качества почв и земель. Во-первых, может производиться оценка различных вариантов ущерба или вреда, нанесенного почвам и землям в результате их загрязнения, деградации и захламления. Этот ущерб может быть фактическим либо предотвращённым, либо накопленным. В ряде случаев производится оценка риска дальнейшей деградации почв и земель путем расчета вероятного ущерба. Во-вторых, существует подход, подразумевающий корректировку кадастровой, рыночнойи других видов стоимости земель на основе сведений об их деградации. В-третьих, специально для сельскохозяйственных земель разработаны методы их эколого-бонитировочной оценки, когда в баллах бонитета рассчитывается потеря плодородия почв в результате их деградации. За рубежом использовались близкие подходы. Недостатком любого из перечисленных подходов является недостаточность наших моделей, связывающие свойства почв, их функционирование и, в конечном счёте, их продуктивность. Даже в эксперименте трудно получить чистые результаты, потому что на конечную урожайность влияет множество факторов, особенно вложение труда в сельском хозяйстве. Ещё сложнее оценить вклад почв в устойчивое функционирование экосистем: слишком многие процессы мы не можем количественно оценить. Перспективные подходы к экономической оценке почв с точки зрения как продуктивности, так и экологических услуг предлагает школа профессора Йохима фон Брауна, ранее возглавлявшего Международный институт продовольственной политики (IFPRI), а теперь работающего в Университете Бонна. Мы сотрудничаем с его группой, но её методы должны быть критически осмыслены и адаптированы к нашим условиям.
В: Каковы ваши ближайшие планы?
ОМ: Конечно, в первую очередь выполнить взятые на себя в заявке обязательства. Мы должны провести экономическую оценку деградации земель в 21 хозяйстве на территории России и некоторых стран ближнего зарубежья. При этом должна быть дана оценка современного состояния земель, динамики их деградации, а также сопоставлены все затраты и прибыль от хозяйственной деятельности. Одновременно мы должны оценить те экосистемные услуги, которые предоставляют почвы, как фактические, так и не предоставленные в результате деградации почвенных свойств. Собственно, на основании этих данных мы должны будем подготовить научные публикации и практические рекомендации для законодателей, администраторов и простых землепользователей. А ещё наш проект предполагает вовлечение молодёжи в научную деятельность. У нас много молодых талантливых ребят, данный проект позволит им проявить себя и, может быть, остаться в науке.