II методологический подход «Экономическая оценка деградации земель, основанная на сравнении экономических показателей сельскохозяйственного производства при устойчивом управлении земельными ресурсами и при «традиционном» землепользовании» (подход «оценки

По определению, данному на саммите в Рио-де-Жанейро (UNCED, 1992), устойчивое управление земельными ресурсами (УУЗР) означает использование земельных ресурсов, в том числе почв, вод, животных и растений для производства продуктов для растущих потребностей человека при условии обеспечения долговременного потенциала продуктивности этих ресурсов и поддержания их экологических функций. Очевидно, что не существует единых методов УУЗР, которые были бы применимы во всем мире; даже для конкретных ландшафтов существует несколько альтернативных сценариев устойчивого землепользования. В качестве альтернативы, как правило, используется один из реально существующих сценариев, при котором нерациональные методы управления земельными ресурсами привели к существенному снижению продуктивности почв и утере ландшафтом ряда экосистемных функций.

Необходимость развития такого  подхода была сформулирована 21 сентября 2011 года, когда Секретариат Конвенции по борьбе с опустыниванием, Европейская комиссия и Правительство Германии объявили об открытии инициативы по Экономике деградации земель. Теоретические основы для этой инициативы разрабатываются Международным институтом по исследованию продовольственной политики (IFPRI) и Университетом Бонна; наработки этих учреждений изложены в ряде публикаций (Nkonya et al., 2011a, 2011b; von Braun and Gerber, 2012; von Braun et al., 2012, 2013 etc.).

Для расчетов используется два метода -  один (упрощенный), основанный на изменении типа землепользования, другой же не подразумевает изменения землепользования.

Суть упрощенного метода заключается в том, что оценивается изменение стоимости земель при изменении типа землепользования или растительного покрова (ТЗРП), например, при смене лесной растительности сельскохозяйственными угодьями или многолетних насаждений пастбищами. Сравнивается цена действия по возвращению наиболее продуктивного растительного покрова и цена бездействия, то есть пассивного ожидания, когда продуктивность экосистемы ежегодно падает на какую-то величину.

Уменьшение стоимости земель расценивается как их деградация. Рассчитывается она по формуле (1):

где CLUCC = цена деградации земель в результате изменения ТЗРП; a1= площадь ландшафта 1, которая замещается ландшафтом 2; P1 и P2 – общая экономическая ценность (ОЭЦ) ландшафтов 1 и 2, соответственно.

Стоимость бездействия будет представлять собой сумму годовых потерь от деградации – формула (2):

где CIi = стоимость бездействия при растительном покрове i.

Стоимость действия против изменения ТЗРП определяется по формуле (3):

где  CTAi = стоимость восстановления высокоценного растительного покрова i; ρt - дисконтный фактор землепользователя (дисконтный фактор – коэффициент «стоимости денег», то есть банковская ставка по кредиту либо упущенная выгода в размере ставки начислений по вкладу, если для улучшения ландшафта используются свои средства); Ai = площадь высокоценного растительного покрова i который был замещен низкоценным растительным покровом j; zi = стоимость восстановления высокоценного растительного покрова i; xi = стоиомость ухода за растительным покровом i, пока он не достигнет зрелости; xj = продуктивность низкоценного растительного покрова j на гектар; pj = стоимость низкоценного растительного покрова j на единицу (например, на тонну); t = время в годах и T = горизонт планирования при принятии решений по деградации земель. Величина pjxj представляет собой значение упущенной выгоды от использования низкоценного растительного покрова j при его замещении. 

Общая экономическая ценность ландшафтов представляет собой наиболее спорную величину в упрощенном методе. За основу берутся довольно сомнительные цифры, полученные в рамках инициативы TEEB (The Economics of Ecosystems and Biodiversity – Экономика экосистем и биологического разнообразия). При оценке приоритет имеют экосистемные сервисы различных ландшафтов, а их экономическая ценность для человека практически игнорируется: в результате облесенные территории имеют максимальную цену, а пашня – минимальную. Существует множество альтернативных оценок, которые не совпадают с оценками TEEB.

В целом, следует признать, что упрощенный метод может иметь определенную ценность для слаборазвитых стран преимущественно с жарким тропическим климатом. Как показал Л.Р. Олдеман (Oldeman, 1998), существует два принципиальных типа деградации земель. Первый тип, характерный для слаборазвитых стран, связан с экстенсивным развитием сельского хозяйства: значительные площади естественных угодий, в том числе лесов, переводятся под пашню и пастбища, при этом не соблюдаются элементарные меры по защите почвенного покрова. Очевидно, что в этом случае изменение ТЗРП фактически эквивалентно деградации земель. Второй тип деградации, характерный для стран с развитым сельским хозяйством, напротив, связан с интенсивным использованием земель, при котором почва подвергается сильной антропогенной нагрузке. Характерными видами деградации являются загрязнение, в том числе избыточными дозами удобрений и пестицидов, переуплотнение, и некоторые другие специфические процессы. Для второго типа деградации упрощенный подход, основанный на изменении ТЗРП, неприменим. В России в настоящее время преобладает второй тип деградации земель, изменения же ТЗРП в последние два десятилетия происходили в обратном направлении: обширные территории, ранее использовавшиеся в сельском хозяйстве, забрасывались и зарастали древесной растительностью.

         Бóльший интерес представляет другой метод, при котором не рассматривается изменение ТЗРП, поскольку для России эта ситуация более типична.

Социальная цена и выгода от действий против деградации земель в противоположность бездействию определяется чистой приведенной стоимостью (netpresentvalueNPV) действия против деградации земель в год t для горизонта планирования землепользования T -  формула (4):

где πct = NPV; Yct= выход продукционных сервисов прямого использования

где πdt = NPV, где землепользователь использует почворазрушающие практики. Остальные переменные аналогичны вышеприведенным, но используются с индексом d, обозначающим почворазрушающие практики.

Соответственно, выгода от использования УУЗР рассчитывается как (формула (6)):

Изложенный метод позволяет учесть максимальное количество факторов, влияющих на экономическую эффективность использования земель: особое значение имеет то, что принимается во внимание и стоимость экосистемных сервисов, которая отличается при рациональном и нерациональном использовании земельных ресурсов. Это позволяет отсекать как экономические неэффективные подходы, при которых высокая урожайность достигается за счёт хищнической эксплуатации почвенных и водных ресурсов.

В тоже время интегральность подхода создаёт и определенные проблемы, поскольку многие из параметров в формулах (4) и (5) сложно непосредственно измерить, и подчас исследователи вынуждены опираться на условные оценки.

         Таким образом, методологические подходы I  и II к экономической оценке деградации земель, доминирующие в характеризуемой области деятельности и представляющие собой как традиционные, так и новейшие для Российской Федерации научно-практические разработки, обладают рядом преимуществ и недостатков. Причем указанные преимущества и недостатки совершенно по-разному должны проявляться на разных иерархических уровнях административно-хозяйственного устройства государства (для аграрного хозяйства, административного региона, страны в целом).